?

Log in

No account? Create an account

Папярэдні запіс | Наступны запіс

В кольце дружбы

26.09.07 Юрась Шиманович

Конечно, дружить «против» – не самый лучший вариант, однако в наших условиях, пожалуй, стоит приветствовать и такое развитие событий.

На минувшей неделе Александр Лукашенко встречался с министром внутренних дел Грузии Иване Мерабишвили. В самом этом факте не было бы ничего необычного, если бы на месте главы грузинского МВД оказался человек, занимающий аналогичный пост в любой другой стране СНГ. Но дело в том, что ни с одной из всех бывших советских республик, за исключением, разумеется, балтийских, у официального Минска не сложились на данный момент столь напряженные отношения, как с Грузией.

Началось это, естественно, после «революции роз». До того никаких проблем у белорусского лидера с его грузинским коллегой Эдуардом Шеварднадзе не возникало, поскольку делить им было нечего. Пожалуй, единственной возможностью для их более или менее регулярного общения были все более редкие саммиты Содружества. Сколько помнится, визитов они друг другу не наносили, товарооборот между странами был минимальным… В общем, эдакая дипломатическая вежливость на грани полного взаимного равнодушия.

Ситуация коренным образом изменилась с приходом к власти Михаила Саакашвили, который стал периодически затрагивать белорусскую тему и выступать с резкими критическими замечаниями в адрес белорусских властей по поводу отсутствия демократии в наших палестинах. Так, в статье в The Washington Post грузинский лидер предложил провести новую «Ялтинскую конференцию» для распространения свободы, в том числе в Беларуси. А в интервью Le Monde было сказано, что «Режим Александра Лукашенко – это диктатура, аномалия в сердце Европы».

Ну, мы, известно, подобных инсинуаций не желаем терпеть даже от Европейского союза и США, а тут какая-то Грузия… В ответ в ход пошла соответствующая риторика официальных лиц, обличительные публикации в государственных СМИ. Наибольшего накала эта полемика достигла два года назад. Председательствуя на заседании саммита ГУАМ в Кишиневе в апреле 2005 года, грузинский президент выразил готовность стран-членов организации оказать поддержку развитию демократических процессов в Беларуси: «Мы считаем, что белорусский народ имеет право на свободу выбора, свободу выражения, свободу слова, свободу вести политическую деятельность. Мы, страны ГУАМ, готовы рассмотреть эту проблему, чтобы принять официальный документ в поддержку развития демократии в Беларуси». Это вызвало гневную отповедь заместителя министра иностранных дел Беларуси Виктора Гайсенка: «Высказывания президента Грузии о ситуации в Беларуси являются примером вмешательства во внутренние дела суверенного государства и одновременно неадекватной оценки ситуации в своей собственной стране» (см. Хартия’97).

В связи с интервью Саакашвили итальянскому телевидению начальник отдела пресс-службы белорусского МИД заявила: «К сожалению, снова приходится констатировать, что грузинский лидер пытается самоутвердиться не за счет проведения эффективной внутренней социально-экономической политики, а путем необоснованной критики в адрес Республики Беларусь… Господин Саакашвили говорит об опасности подавления революции в нашей стране «кровавыми репрессиями». Это утверждение более чем нелепо: власть в Беларуси живет в полном ладу с народом. Вместе с тем, хотели бы согласиться с грузинским руководителем в том, что Грузии действительно «нечего экспортировать», в том числе революции, – экономика страны разрушена, действия грузинского руководства по выходу из кризиса не приносят ощутимых результатов». А главный белорусский официоз обвинил грузинского лидера в том, что тот «цинично проигнорировал День Победы в Москве», и высказал предположение, что «другой грузин, Иосиф Джугашвили (Сталин), за такое отношение к истории растер бы, наверное, «великого грузинского патриота» Саакашвили в порошок...».

Удивительно, как еще этот «другой грузин» не был назван великим, в современных белорусских условиях это выглядело бы вполне естественно.

Кроме того, в отместку белорусские власти устраивали мелкие провокации, вроде направления в мае 2005 года в самопровозглашенную республику Абхазия, не уведомив предварительно официальный Тбилиси, делегацию Национального собрания и президентской администрации в составе аж 70 человек во главе со спикером Палаты представителей Владимиром Коноплевым. К вящей радости местных парламентариев, международная легитимность которых вполне сопоставима с белорусскими.

На этом фоне в некоторых российских головах начали вызревать уже совершенно бредовые идеи. Скажем, первый заместитель председателя комитета Государственной думы по делам СНГ и связям с соотечественниками Ахмед Билалов выдвинул следующую инициативу: «Если с грузинской стороны вообще будут отсутствовать любые намерения позитивно решать абхазскую проблему, можно найти различные варианты «асимметричных» ответов. Например, Абхазия может войти в состав… Беларуси. Для этого достаточно провести референдум в двух республиках. А Беларусь, как известно, объединена с Россией союзным государством. Таким образом, российские граждане, проживающие в Абхазии, будут чувствовать себя защищенными, а Москва избежит очередных обвинений в имперских амбициях». Палата представителей тут же ухватилась за эту глубокую мысль, причем примечательно, что предложение обсудить ее внес будущий крупный специалист по международным делам Сергей Гайдукевич. К счастью, из этой опасной затеи ничего не вышло.

Чуть позже вообще произошла замечательная история. Пресс-служба белорусского МИДа сообщила, что Александр Лукашенко принял решение ввести визовый режим с Грузией. Как объявил заместитель начальника управления информации, «отсутствие пограничного и таможенного контроля на границе России и Беларуси стало причиной того, что граждане Грузии зачастую используют Республику Беларусь как транзитное государство для последующего нелегального проникновения в Российскую Федерацию. При этом количество подобного рода правонарушений увеличивается. По этим причинам Республика Беларусь приняла решение о введении по отношению к Грузии визового режима въезда-выезда».

Парламент Грузии буквально на следующий день подготовил проект постановления, предусматривавший запрет на въезд в страну руководящих лиц Беларуси во главе с Лукашенко и содержавший в адрес последнего не самые лестные эпитеты. В бой пришлось вступать главе белорусского внешнеполитического ведомства. Совершенно неожиданно Сергей Мартынов полностью дезавуировал все предыдущие высказывания своих коллег. Он многословно и проникновенно говорил о дружбе народов, которой препятствуют президент Саакашвили и парламент Грузии, «сделавшие заявление и принявшие решение о направлении в Беларусь боевиков-«революционеров», за которыми, естественно, всегда следуют криминальные элементы, мы знаем об этом по другим странам». То есть на самом деле белорусское руководство испугалось экспорта революции. А затем из уст министра прозвучали еще более удивительные вещи: оказалось, что никто никаких решений о введении виз не принимал! Лукашенко лишь дал поручение «рассмотреть ситуацию» и «принять меры» по защите Беларуси от грузинских «боевиков-революционеров», а скандал на ровном месте раздула сама Грузия.

В итоге гора родила мышь – ни визовый режим, ни ответные ограничения введены не были. Тем не менее, опасения у белорусской стороны сохранились, что было наглядно продемонстрировано накануне и во время прошлогодних президентских выборов в Беларуси. Тогда многие «лица грузинской национальности», в том числе депутаты парламента Грузии, попытавшиеся принять участие в этом событии, были задержаны, а затем депортированы или осуждены. Апофеозом же антигрузинской истерии стало выступление по белорусскому телевидению накануне выборов тогдашнего руководителя КГБ Сухоренко, который сообщил страшную новость о том, что грузинские боевики обучили своих белорусских коллег отравлять питьевую воду в водопроводах с использованием дохлых крыс.

Казалось бы, после таких речей ни о каком примирении не может быть и речи, тем более, что грузинский президент вроде бы не собирался прекращать свою «антибелорусскую деятельность». Разразился, однако, энергетический кризис с Москвой, и политика белорусского руководства в отношении былых внешнеполитических противников стала смягчаться буквально на глазах. В частности, здесь не было поддержано российское эмбарго на импорт грузинских вин и минеральных вод, причем даже в самой острой фазе грузино-российского конфликта Минск демонстративно занимал нейтральную позицию. А когда в октябре прошлого года председатель международной комиссии Палаты представителей Вадим Попов, вероятно, по недомыслию, снова заикнулся было о визах, его тут же поправили: первый заместитель начальника департамента по гражданству и миграции МВД Алексей Бегун заявил, что Беларусь будет самостоятельно решать вопрос, вводить ли ей визовый режим с Грузией.

И вот теперь новое явное проявление дружелюбия. Причем, по сведениям «Коммерсанта», грузинский министр только формально приехал по приглашению белорусского МВД, на самом же деле это была инициатива самого Александра Лукашенко. В пользу этой версии говорит то, что их встреча состоялась в том же зале и в такой же обстановке, что и с президентами иностранных государств. Готовятся к открытию посольства, с самого верха прозвучал призыв сделать отношения Беларуси с Грузией «более высокими, чем во времена Советского Союза» и т.п.

Не вызывает сомнений, что причиной столь радикального изменения курса стала необходимость поиска союзников в противостоянии с Москвой. В настоящий момент трудно представить, что официальный Минск действительно намерен стать наблюдателем в сильно раздражающем Кремль ГУАМ, как это предположили некоторые белорусские эксперты (cм. Белорусский партизан). Тем не менее, данное событие в очередной раз свидетельствует о том, что дела у белорусских властей на российском направлении продолжают складываться далеко не лучшим образом.

Конечно, дружить «против» – не самый лучший вариант, однако в наших условиях, пожалуй, стоит приветствовать и такое развитие событий.