fortune_teller (fortune_teller) wrote in nmnby,
fortune_teller
fortune_teller
nmnby

Category:

Современное понимание гражданского общества

20.10.09 Виктор Чернов

Блага, которых добиваются гражданские группы, – например, чистый воздух, принятие более справедливого законодательства и пр., – доступны не только для их активистов, но и для всех желающих.
-----

Время от времени в интеллектуальных сообществах Беларуси и России оживляется дискуссия о состоянии здешних гражданских обществ. Оценки разнятся от эпатажных утверждений некоторых социологов, что мощное гражданское общество было еще в СССР и никуда с тех пор не делось, до самоуничижительных выводов, что гражданского общества «в этой стране» нет вообще или, в лучшем случае, есть только его слабые ростки. Одни авторы занимаются удвоением понятия «гражданское общество», пытаясь доказать, что наряду с гражданским обществом в традиционном, западном смысле этого понятия, есть еще и некая его особая, российская (восточная) модель, которая характеризуется неформальными личными отношениями, связанными с коррупцией, блатом и взятками. Другие считают, что гражданское общество – это исключительно западная, протестантская, индивидуалистская модель и другого гражданского общества быть не может по определению. Одни видят проявления гражданского общества в любых формах независимой от государства экономической, социальной и политической активности граждан, включая коммерческую деятельность бизнес-структур, борьбу за власть политических партий и агрессивные выступления скинхедов или национал-большевиков. Другие идентифицируют гражданскую активность лишь с деятельностью неправительственных и некоммерческих организаций и проявлениями высокой демократической культуры гражданственности.

Столь широкий разброс мнений относительно того, что такое гражданское общество и что с ним происходит на постсоветском пространстве, является отражением исторической изменчивости самого концепта гражданского общества, появлением со времен Т. Гоббса и Дж. Локка самых различных и порой принципиально противоположных концепций гражданского общества (Ш. Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо, И. Кант, Г. Гегель, А. де Токвиль, К. Маркс, А. Грамши, Т. Парсонс, Ю. Хабермас и др.) и, как следствие, нынешней неопределенности границ предметной области этого понятия.

Все, кто занимается исследованиями гражданского общества, едины в понимании того, гражданское общество – это совокупность взаимодействий граждан, свободных от контроля и регулирования со стороны государства. Трудности и расхождения начинаются, когда речь заходит о более конкретных и специфических характеристиках гражданского общества, позиционирующих его по отношению к близким социальным феноменам (частная жизнь, публичная жизнь, гражданин, гражданство, политическое общество, экономическое общество, третий сектор и др.) и тем самым придающим понятию «гражданское общество» качественную определенность.

Гражданское общество состоит из сотрудничающих и отчасти конкурирующих между собой разнообразных автономных групп интересов, которые образуются исключительно на добровольной основе. В состав гражданского общества входят, прежде всего, различные формальные и неформальные общественные ассоциации (объединения), способствующие развитию публичной сферы, например, правозащитные, профессиональные, благотворительные, культурные, религиозные, этнические, молодежные, женские, родительские, спортивные организации. Эти ассоциации могут иметь такие организационные формы как клубы, кружки, товарищества, братства, землячества, комитеты, фонды, союзы, движения, инициативы и др.

Список подобных групп интересов может быть еще длиннее, равно как и перечисление их общественных функций. Однако гораздо более важным и решающим для характеристики концепта гражданского общества является специфика входящих в его состав акторов (субъектов). Любое исследование гражданского общества сталкивается с вопросом, какими признаками (и в каком объеме) должна обладать группа интересов, чтобы ее можно было отнести к гражданскому обществу. Этот вопрос еще более усложняется, если группа не обладает однородной структурой и распадается на элементы, которые в различной степени располагают или не располагают гражданским потенциалом. Иными словами, речь идет о выработке нормативных критериев, которые отличают гражданское общество от других подсистем общества (экономика, политика, культура) и которым должны отвечать группы интересов как субъекты гражданского участия. Это позволит сделать теоретический концепт гражданского общества эмпирически более применимым при описании процессов общественной самоорганизации и осмыслении предпосылок, форм и фаз развития этих процессов в той или иной стране.

В современной научной литературе встречаются два крайних подхода к пониманию специфики состава участников гражданского общества: широкий и узкий. Приверженцы расширенной модели гражданского общества априори включают в его состав весь спектр индивидов и групп, действующих вне государства – от отдельных граждан и семей до экономических групп интересов и политических партий [1]. При такой широкой трактовке гражданского общества даже акты насилия, откровенно недемократические или зависимые от государства общественные организации рассматриваются как совместимые с гражданским обществом [2]. Столь беспорядочный и неограниченный «допуск» делает гражданское общество эмпирически неотличимым от других негосударственных структур, что лишает это понятие собственного эвристического смысла.

Сторонники узкой трактовки гражданского общества, напротив, помещает его участников на уровень высоких демократических стандартов, связанных с внеэкономическими интересами и культурой согласований [3]. Отсюда следует, что гражданское общество по определению всегда действует продемократически, будучи само по себе полезным для демократии. Однако, такой подход означает неоправданное сужение сферы гражданского общества, ибо под ним подразумевается лишь определенный идеальный тип, который полностью не реализован даже в зрелых, консолидированных демократиях [4].

Суженный концепт гражданского общества оставляет без внимания сложный и нелинейный процесс его становления в трансформационных обществах, в ходе которого нередко складываются дефектные формы гражданского участия. В результате в тени остаются и многие акторы, принадлежащие к реальному гражданскому обществу и одновременно находящиеся по ряду аспектов в напряженных отношениях с демократическими нормами и ценностями.

На мой взгляд, наиболее пригодной для идентификации субъектов гражданского участия является срединная позиция, которая, в отличие от двух предыдущих статичных подходов, динамична и открыта для использования на разных стадиях развития гражданского общества [5]. В соответствии с этим подходом, гражданское общество должно, по меньшей мере, отвечать трем следующим критериям:

1. Гражданское общество находится в промежуточной области между частной сферой и государством. Оно состоит из большого числа созданных на добровольной основе плюралистических групп интересов (организаций, движений и т. д.), а иногда и отдельных граждан, которые автономно организуют и артикулируют свои специфические материальные и духовные интересы.

В целевых установках субъектов гражданского общества всегда затрагивается общественная, публичная сфера. В этой сфере люди стремятся объединить свои усилия не для получения прибыли, а для достижения социально-экономических и культурных целей, содействующих развитию их сообщества. Например, проложить к своему поселку асфальтированную дорогу, построить церковное здание, сохранить свою культуру, традиции, научиться чему-то новому, сократить преступность, помочь детям, а также потому, что ощущают глубокую потребность в общности, единении и солидарности. Таким образом, группы, которые преследуют исключительно частные, например, коммерческие цели (семьи, бизнес-структуры, составляющие экономическое общество, и т. д.), функционально не относятся к сфере гражданского общества.

Содержание и формы организации гражданской жизни в современном обществе весьма многолики. Люди создают тысячи самых различных общественных объединений: профессиональные ассоциации, этнические и религиозные братства, клубы женщин-избирательниц, общества страхования от пожаров, родительские комитеты, народные школы для взрослых, литературные клубы, ассоциации учебных кружков, благотворительные организации, блоггерские сообщества, соседские ассоциации, потребительские кооперативы, кондоминиумы, местные народные дружины, детские сады на общественных началах и др. Все это вместе и составляет современное гражданское общество, способное удовлетворять невероятное многообразие человеческих потребностей и желаний.

2. Субъекты гражданского общества отличаются относительной автономией, независимостью от государства. Это означает, что гражданские организации свободны от непосредственного государственного контроля или регулирования. Правительство не вправе вмешиваться во внутреннюю жизнь гражданских организаций и их публичную активность, если они действуют на основе и в рамках существующего законодательства. При этом сами законы должны носить правовой характер, т. е. основываться на комплексе абстрактных принципов, провозглашающих приоритет естественных прав и свобод человека и, в частности, право на свободу деятельности ассоциаций. Если тот или иной субъект гражданского участия, оказывается корпоративно интегрированным в государственные структуры, то данное условие нарушается.

Гражданское общество следует отличать от политического общества и в том числе от политических партий, поскольку они нацелены на непосредственное обретение государственной власти. Вместе с тем гражданское общество не отгорожено от политического общества китайской стеной. Многие из организаций гражданского общества, например, профсоюзы, выступают в роли особых структур-посредников в отношениях между гражданами и государством. Поэтому акторы гражданского общества оказываются вовлеченными в политику, но они стремятся не к государственным постам, а лишь к оказанию политического влияния на структуры публичной власти. Даже самые далекие от политики публичные ассоциации, например, кинологические клубы, столкнувшиеся с угрозой введения чрезмерно высоких налогов на содержание домашних животных, оказываются на политическом поле, как только начинают кампанию по защите своих интересов. Точно так же занимаются политикой и группы сексуальных меньшинств, когда протестуют против неприемлемых условий своего существования или выступают за разрешение однополых браков. Организованное гражданское участие является питательной средой представительных демократий, условием устойчивости правового государства, которое, в свою очередь, служит гарантом устойчивости гражданского общества.

3. Гражданское общество не является однородной сферой. Оно представляет плюралистическое средоточие крайне разнородных и нередко конкурирующих субъектов, которых, тем не менее, объединяет хотя бы минимальный нормативный консенсус. Такой консенсус основывается на отказе от использования физического насилия, толерантности, признании прав и интересов других групп, гражданственности, стремлении к справедливости. Для того чтобы быть, например, участником какой-либо общественной организации или движения, необязательно быть толерантным и не применять насилие. Однако чтобы быть причисленным к гражданскому обществу, нормативно необходимо не только действовать в публичной сфере, сохранять автономию по отношению экономическому обществу и государству, но и следовать принципам гражданского консенсуса. Группы интересов могут быть элементами гражданского общества, но они не становятся ими автоматически. Подобное причисление сделало бы понятие гражданского общества недопустимо ненормативным.

Поскольку принципы гражданского нормативного консенсуса могут быть полностью осуществлены только в демократической политической системе, то действия гражданского общества, по крайней мере, неявно, ориентированы и на демократизацию общества. Нормативный консенсус не отменяет существующей внутренней конкуренции. Однако он обеспечивает способность субъектов гражданского общества к совместным действиям в экстремальных ситуациях, когда возникает угроза для его существования, а также является основой для возможного сотрудничества и установления партнерских отношений при решении конкретных социальных проблем, представляющих общий интерес.

Таким образом, решающее различие между акторами гражданского общества и другими организованными общественными группами носит нормативный характер. Чтобы быть субъектом гражданского общества необходимо:

• способствовать развитию публичной сферы, быть автономным по отношению к экономическому обществу;

• сохранять автономию по отношению к государству и не стремиться к политической власти;

• следовать принципам хотя бы минимального гражданского консенсуса (отказ от использования насилия, толерантность, гражданственность, стремление к справедливости).

Группа является частью гражданского общества лишь до тех пор, пока она соответствует этим нормативным условиям.

Вслед за Т. Парсонсом принято считать, что ассоциированные группы интересов, или общественные ассоциации, представляют собой основу институциональной структуры гражданского общества и главный внутренний фактор его развития и консолидации. [6]. Ассоциированные группы специально создаются для артикуляции, представительства и защиты интересов различных категорий граждан [7]. Ассоциации возникают снизу по инициативе самих граждан, а не сверху, по директиве какого-либо правительственного органа. Поэтому в большинстве демократических стран их именуют «неправительственными организациями», или сокращенно НПО (англ. non-governmental organizations, или NGOs), что указывает на независимое, автономное по отношению к государству положение общественных ассоциаций. В США и некоторых других странах чаще используется понятие «некоммерческая (неприбыльная) организация», или НКО (англ. non-profit organization, или NPO), чем подчеркивается, что организации данного типа не ориентированы, в отличие от структур экономического общества, на получение прибыли от своей деятельности.

Неправительственный статус ассоциированных групп и неприбыльный характер их деятельности часто подчеркивается понятием «третий сектор», указывающим то место, которое они занимают в современном обществе. Третий сектор существует наряду с «первым сектором» (государство и его специализированные органы) и «вторым» (структуры рыночной экономики).

Неправительственные и некоммерческие организации выступают в качестве промежуточных, посреднических структур в отношениях граждан с правительством и бизнесом. Они защищают права граждан от злоупотреблений политической властью, участвуют в контроле над деятельностью капитала, а также берут на себя ту часть социальных функций, эффективное выполнение которых для остальных секторов общества не по силам или экономически невыгодно. Например, неформальное образование для взрослых, семейное обучение, устройство детского отдыха, уход за престарелыми людьми, социально-физическая реабилитация людей с ограниченными возможностями, защита животных и многое другое.

Ассоциированные группы составляют структурные силы гражданского общества. Их можно подразделить на группы корпоративных интересов и группы общественных интересов. Основанием для такой классификации служат характер объединяющего базового интереса (основной цели) и степень открытости доступа граждан в ту или иную группу. К числу групп корпоративных интересов относятся организации, представляющие интересы какой-либо специфической категории граждан: профсоюзы, ассоциации предпринимателей, религиозные, этнические или демографические объединения. Доступ граждан в такие ассоциации нередко обусловлен их принадлежностью к данной социальной категории. Круг получателей благ от активности группы особых интересов обычно ограничен членами данной организации или той социальной группы, от имени и в интересах которой она действует.
Группы общественных интересов, или гражданские объединения, открыты для всех граждан, независимо от их профессиональной, этнической или религиозной принадлежности. Примерами такого рода НПО являются правозащитные, экологические, культурнические, образовательные, гуманитарные и другие гражданские объединения (организации, движения, фонды, инициативы и т. д.). Они включают в себя индивидов, объединенных не столько общностью корпоративных интересов, сколько стремлением реализовать некую общезначимую, по их мнению, социокультурную или политическую цель. Блага, которых добиваются гражданские группы, – например, чистый воздух, принятие более справедливого законодательства или расширение услуг в области гражданского образования, – доступны не только для их активистов, но и для всех желающих. Поэтому группы общественных интересов составляют сердцевину гражданского общества, его внутреннее ядро.

Помимо публичных ассоциаций, которые при наличии отмеченных выше нормативных ограничений по определению являются основными субъектами гражданского общества, на его территорию могут периодически «заходить» и другие группы интересов (институциональные, неассоциированные, аномические). Это происходит тогда, когда они по каким-то причинам становятся субъектами гражданского действия. Такие группы являются конъюнктурными силами гражданского общества. Это могут быть, например, семьи, школы, университеты, церкви, частные информационные учреждения, культурные центры, издательства, частные клубы и др. Любая неправительственная структура становится гражданской, если она начинает выражать позиции или инициировать меры, значимые для развития публичной сферы [8]. Вместе с тем, как мы увидим дальше, именно степень развитости публичных ассоциаций оказывает едва ли не решающее влияние на уровень институционализации всего общества и степень его демократичности.

Взаимодействие между группами гражданского общества регулируется по-разному. Группы могут работать самостоятельно, совместно по отдельным проблемам, объединяться в сети или коалиции. Широкая сеть ассоциированных и институциональных групп, связанных между собой горизонтальными отношениями, создает благоприятные условия для удовлетворения многообразных потребностей людей, реализации их интересов и целей, регулирует внутреннюю жизнь гражданского общества и его отношения с государством и бизнесом. Однако все эти группы могут являться частью гражданского общества до тех пор, пока они соответствуют нормативным условиям.

Представленный концепт гражданского общества, с одной стороны, не является слишком требовательным в плане высоких демократических стандартов, а с другой, четко отграничивает реальное гражданское общество от качественно иных негосударственных образований. Это открывает возможность осмыслить гражданское общество как постоянно развивающийся исторический феномен, демонстрирующий на разных фазах своего развития как позитивное, так и порой негативное воздействие на процесс продвижения транзитного общества к демократии.

Продолжение следует
Tags: гражданское общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment